Популярное Лен — не для ленивых

Лен — не для ленивых

Лен — не для ленивых

Когда мы говорим о сельском хозяйстве, у большинства в первую очередь возникают перед глазами образы золотых пшеничных полей до горизонта, которые пересекают яркие комбайны. Сельское хозяйство — равно пшеница, по крайней мере, в массовом сознании. Однако ничуть не менее важны для рынка и для страны в целом и нишевые, менее популярные культуры — такие, например, как лен. «Рынок АПК» разбирается, каково положение дел в этом сегменте.

Объем мирового рынка льна оценивался в 2018 году в 2,2 млрд долларов, и Россия на нем занимает всего 0,5% — это в семь раз меньшая доля, чем у соседней Беларуси, притом, что площади земель сельхозназначения двух стран несопоставимы. Не покрыта даже внутренняя потребность нашей страны в этой культуре: по данным Всероссийского научно-исследовательского института льна, она составляет около 130 тыс. тонн в год, тогда как реальное производство в 2,5 раза меньше. Еще больший потенциал демонстрирует внешний рынок, однако на него отечественным производителям выйти труднее — нет настолько отлаженной схемы работы с трейдерами, как в пшеничном или кукурузном сегментах.

Ключевой потребитель льноволокна — текстильная отрасль, которая на протяжении двух с лишним десятилетий приходила в упадок, и лишь в последние несколько лет такие предприятия, как «Камышинский текстиль» и «Ивановский текстиль», почувствовали себя увереннее и стали демонстрировать устойчивый рост. На Западе тем временем растет популярность одежды из льна — крупнейшие бренды вроде Mango и Zara включают в свои линейки все больше моделей из этого материала, и тренд достаточно устойчив на протяжении всех 2010-х годов. Мода, конечно, циклична, но мировой потребитель устал от хлопка и синтетики — и эта усталость быстро не пройдет.

Перед российскими производителями льна стоит проблема качества: более 80% получаемого длинного льноволокна соответствует 9–10 номеру качества, в то время как промышленность требует волокна 11 и 12 номера. Низкое качество волокна ведет к получению льносодержащих тканей, характеризующихся в сравнении с хлопковыми пониженными физико-механическими свойствами и, прежде всего, недостаточной разрывной нагрузкой по основе. Не облегчает дела и трудоемкость и затратность производства этой культуры: 1 га льна в 1,7 раз менее рентабелен, чем 1 га пшеницы, а при пересчете на единицу продукции разница и вовсе выглядит колоссальной: семикратной не в пользу льна. Почему ситуация сложилась так и можно ли ее изменить?

Всероссийский научно-исследовательский институт льна в прошлогодней статье о состоянии и перспективах культуры в России выделяет три основные причины кризиса отрасли: недостаточно технологическое и техническое оснащение; концентрация льноводства в засушливых регионах; упадок семеноводства и связанная с ним низкая урожайность при слабой устойчивости к болезням и той же засухи. Новый высокопродуктивный сорт льна-долгунца в сочетании с правильной агротехнологией может обеспечить 50%-ный рост урожайности — однако фермер, готовый взяться за эту культуру, потратит немало сил даже на то, чтобы понять, где такой сорт взять: свыше 30% сортов льна в Госреестре — малопродуктивные и устаревшие, внесенные в перечень 30, а то и 50 лет назад. Очевидно, что и парк техники, приспособленной для уборки льна, редеет: большинство хозяйств, которые возделывают лен, просто адаптируют имеющиеся комбайны под него, чем провоцируют большие потери.

Острейшая из проблем — как водится, незнание технологии самими производителями: поколение агрономов широкого профиля, которые разбирались в разных культурах и умели с ними работать, не то ушло в прошлое, не то и вовсе было ностальгической легендой из советского времени. Современный специалист-агроном, даже с большим опытом, редко сталкивается с возделыванием льна, и еще реже — с тем, чтобы компания на льне специализировалась и гналась за качеством. Однако тот же НИИ льна в состоянии предоставить базовый список рекомендаций по возделыванию культуры — достаточно сделать запрос; к сожалению, и этот простой механизм взаимодействия между практикой и наукой работает слабо.

Госпрограмма развития сельского хозяйства вроде как и не обошла лен вниманием: согласно ее постановлениям, к 2020 году производство культуры должно вырасти до 70 тыс. тонн в год (против 45 тыс. тонн в последние годы), однако за полтора года до формального окончания программы эта цель выглядит недостижимой. Тем не менее, 21 новый сорт в Госреестр внесен, включая высокопродуктивные сорта Дипломат, Тонус, Сурский и Универсал, а НИИ льна поддерживает развитие первичного семеноводства, чтобы внедрение современных сортов шло быстрее.

Миллионером, возделывая лен, сегодня все еще стать трудно, но какие-никакие перспективы на ближайшее десятилетие у этой культуры вырисовываются: тот, кто не ленив, может заработать и на льне. Главное — набраться терпения и сил для проб и ошибок, а в идеале — выучить язык, чтобы следить за мировым опытом и находить зарубежные рынки сбыта.

Автор: Александр Акулиничев («Рынок АПК»)

Если вы интересуетесь сельским хозяйством, заходите на сайт «Рынок АПК» и читайте статьи по самому широкому спектру вопросов, связанных с отечественным АПК.