Популярное Почему постсоветское население больше других нуждается в психотерапии?

Почему постсоветское население больше других нуждается в психотерапии?

Почему постсоветское население больше других нуждается в психотерапии?

Пока весь прогрессивный мир уже имеет личного психотерапевта и очень этим гордится, мы сидим в луже собственных проблем и пыхтим, делая вид, что и так нам нормально!

Справляемся! Справляемся?

Нас очень хорошо научили делать вид. Делать вид, что умные. Делать вид, что сильные. И, хуже всего — делать вид, что счастливые. Есть ряд причин, по которым нам так безумно тяжело обращаться за помощью, и эти мы, по все тем же причинам, в помощи нуждаемся больше других. Больше чем американцы, больше немцев и больше шведов... Уже хотя бы потому, что они эту помощь умеют попросить и принять.

Ниже я попыталась выделить одни из основных особенностей советского воспитания и культуры, которые мешают нам больше, чем мы готовы признать!

1. У нас культивировали ненужную жертвенность и необходимость отказа от себя во благо страны (народа, родителей, идеи - выбрать нужное).

К чему это привело?

Если я считаю себя хорошим человеком, то обязательно должен чем-то пожертвовать. Без этого, образ “хорошего” и “порядочного" не будет полным. Мечтами, ради инженерного образования; убитым на тяжелой работе здоровьем — ради детей и т. д. Без этого не похвалят! Без этого не полюбят! Если я выбираю себя и свои интересы — я эгоист, что в нашем менталитете сравни смертному греху. Разве нет? И вроде, я молодец, вроде, дело благое делаю, но счастья не прибавляется, ни у других, ни у меня. А однажды, выбрав себя, можно рискнуть... Прожить свою жизнь счастливо!

2. Мы живем в черно-белом мире. Все люди, события, чувства и всё, с чем мы сталкиваемся, о чем думаем, с кем говорим... Всё! Всё и все делятся на хороших и плохих. Нет полутонов, нет вариантов, нет выбора...

К чему это привело?

В своем сознании, мы не можем оставаться хорошим человеком, сделав плохой поступок. Не можем остаться умным, сказав глупость. Не можем остаться щедрым, не дав денег взаймы. Просто потому, что это не укладывается в нашу концепцию мира. Не можем, и другим не разрешаем! Не разрешаем, иногда, быть глупыми, иногда — быть слабыми, иногда — некрасивыми. Такая концепция опасна тем, что весь наш образ себя-хорошего идет прахом, как только мы выбираем или делаем что-то "плохое". Мы уже, ни уважать, ни любить себя не можем. И чужой любви не заслуживаем!

3. Нам сделали прививку стыда. Вместе с БЦЖ в роддоме. Плакать — стыдно: “Не мужик, что-ли? Сопли подотри!”. Громко смеяться — стыдно: “Чего ржешь, как дурочка?“ Проявлять чувства — стыдно: “Держи себя в руках, это не прилично!” Просить помощи — тоже стыдно: “Сам не можешь, слабак?” Признавать свою сексуальность — конечно стыдно: ”Шлюха, на себя посмотри, кто тебя замуж такую возьмет?” Выделяться из толпы — стыдно: “Ты во что вырядился? Ты себя как ведешь? Будь как все! Нам перед людьми... Стыдно!”

К чему это привело?

Став взрослыми тётками и дядьками, мы стыдимся себя, всего своего естества, всего, что делает нас людьми! И стыд не дает дышать, не дает выбирать то, о чем мечтаем, не дает раскрываться в контакте с любимым человеком, не дает раскрываться, даже перед самим собой...

4. Мы не умеем жалеть! И мы — не выносим жалость! Потому что в нашей культуре жалость очернили отвращением. Примешали к ней кучу чувств, которые с жалостью ничего общего не имеют!

К чему это привело?

Когда мы говорим: "Он жалок!”, то имеем в виду отвращение, подчеркиваем свое превосходство над объектом жалости. Когда, на самом деле, жалость — проявление любви. Она не делает объект слабым, не делает гадким, не делает не достойным уважения... Мы жалеем больного ребенка или раненую собаку, жалеем пересохший через мусор ручей и последнего белого носорога где-то далеко, в Африке... Но Боже упаси применить это к себе! А ведь тем самым, мы теряем много поддержки, много тепла и много любви...